Архитектура и скульптура Эйфелева башня Огюст Роден Гюстав Курбе Эдуард Мане Василий Перов Иван Крамской «Тайная вечеря» Иван Айвазовский Шишкин Куинджи Виктор Васнецов Третьяковская галерея Импрессионизм Неоимпрессионизм Постимпрессионизм

Архитектор по образованию Макмердо, учившийся у Рескина в оксфордском классе рисунка и сопровождавший его в поездках по Италии, создает в 1882 г. по совету учителя Гильдию века. Задачей гильдии было объединение художников разного профиля для сближения традиционно не связанных между собой архитектуру, дизайн интерьера, декоративно-прикладное искусство.

Прерафаэлиты

Уильям Холмен Хант. Риенци. 1849 г. Частное собрание.

 

Здесь изображён эпизод из романа английского писателя Эдуарда Булвер-Литтона «Риенци, последний римский трибун» (1835 г.), посвящённого событиям средневековой итальянской истории. Герой романа Кола Риенци, благородный молодой человек, спас Папу Римского во время заговора знатных римлян. Из мести они убили его маленького брата. На картине Риенци клянётся над телом умирающего отомстить. Известно, что Риенци художник написал с Данте Габриэла Россетги, его сподвижника рыцаря Адриана, стоящего на коленях слева, — с Миллеса, а окружающий пейзаж — непосредственно с натуры.

Не понимаю, как могла ограниченная живопись произвести необъятное; перед глазами полотно, на нем лица, обведенные чертами, и все стеснено в малом пространстве, и, несмотря на то, все необъятно, все неограниченно! И точно приходит на мысль, что эта картина родилась в минуту чуда: занавес раздернулся, и тайна неба открылась глазам человека. Все происходит на небе: оно кажется пустым и как будто туманным, но это не пустота и не туман, а тихий, неестественный свет, полный ангелами, которых присутствие более чувствуешь, нежели замечаешь: можно сказать, что все, и самый воздух, обращается в чистого ангела в присутствии этой небесной, мимо идущей Девы.

 

Следуя законам рациональности в организации формы, такое формообразование существует практически вне общепринятых художественных канонов и стилей, и его название как "инженерный стиль" можно дать ему лишь с определенной условностью. Для таких кустарно изготовленных опытных экземпляров характерны некоторая брутальность, "неприлизанность", угловатость, подчиненность строгой логике функции и конструкции форм. Однако в таких рукотворных "инженерных" формах,  не всегда логичных с позиций машинных технологий, есть своя красота, красота правды, особой простоты и некоторой наивности.